Домой Работа Бабушка с татуированным лицом, идиотизм и мужик в юбке. Айтишник переехал из...

Бабушка с татуированным лицом, идиотизм и мужик в юбке. Айтишник переехал из Минска в Берлин

Сергей переехал из Борисова в Минск, поступил в БГУ, параллельно был программистом в крупной компании, женился, завел кота Смоуки и пригнал Mercedes, но этого оказалось мало: хотелось уехать из Беларуси. Год поиска работы за границей и тысячи отправленных резюме окупились. Парень теперь живет в Берлине, работает в IT-компании и с недоумением комментирует новости из родной страны: «Собаку из машины взяли и выбросили? У нас за такое 25 тысяч евро штраф». Вместе со Streamline мы узнали, как Сергей привык к новой жизни и почему немцев совсем не беспокоит мнение окружающих.

28
0

Краков всё, в Гомель поедешь?

2010 год. Сергей закончил Борисовский государственный политехнический колледж и по настоянию родителей поступил в вуз. В БГУ тогда открылась новая специальность — «Веб-программирование и компьютерная графика». Как полагается студенту, вместе с учебой начал работать в студии по разработке сайтов. К четвертому курсу парня пригласили в одну из крупнейших IT-компаний Беларуси на курсы, но в итоге сразу взяли на работу.

Компания привлекла Сергея стабильностью зарплаты и важным аргументом: при уровне английского B2 (upper-intermediate) и стаже в 2—3 года предлагают релокацию. Конечно, для этого нужно было не просто ходить на работу: «Я проводил кучу активностей, „дрессировал“ студентов, везде что-то делал».

Энтузиазм окупился — предложили Краков. С невестой начал паковать чемоданы. Конкретной даты отъезда не было, и это прилично изводило. Потом случился Новый год. К весне поляки закончили праздновать и сообщили, что проект свернут:

— Разработку перенесли в Питер и Гомель. Спрашивают: «В Гомель поедешь?» Ну я как бы хочу «из», а не «в». Дело затягивалось. Стало ясно, что надо ехать самому.

— Зачем вообще переезжать? Айтишники вроде на жизнь в Беларуси не жалуются.

— Для меня все чужое — люди, транспорт, магазины. Я был не дома. Это в первую очередь мотивировало на переезд. Может, потому что сам не минчанин. 

Так Сергей начал рассылать резюме. Оно, говорит, было никудышным: «Многому научила белоруска, которая работает HR-менеджером в Голландии: отправлял ей CV, не прошел отбор. Она сказала, что у меня плохое резюме. Попросил скинуть хороший пример. Прислала. Я взял этот документ за основу. Белорусы не умеют себя хвалить: если спас проект, об этом в двух строчках напишут. А надо типа такого: „Я постоянно мотивировал людей, «дружил» разные отделы для достижения наилучшего результата, предлагал собственные идеи, в сложных ситуациях принимал ответственность“. Переделал резюме, откликов стало больше».

Сергей уже был героем публикации на Onliner.by: его рассказ о своей машине мы признали лучшим за июнь 2016 года

Оказывается, штаты не только в Америке

В неделю Сергей высылал примерно две сотни писем. На десять отправленных приходилось 1—2 ответа. Парень не думал о географии, рассматривал всё — от Австралии до Канады.

— Собеседования шли почти каждый день, иногда по несколько. Приходилось общаться и ночью, если, допустим, созванивался с австралийской компанией: хантер уже сонный, а я еще сонный. Порой назначали беседу посреди рабочего дня — ищешь свободную комнатку и вместо обеда общаешься. Собеседования пусть и закончились отказами, но дали хороший опыт. Знаешь все эти «почему вы хотите именно к нам?» и другие идиотские вопросы эйчаров? Постепенно я научился отвечать так, как они хотят услышать.

Спустя год поисков Сергей все еще работал в Минске. Запал начал гаснуть: «Ты прилагаешь столько усилий, но не получается. Шлешь и шлешь резюме. Бывало, мог на неделю-две махнуть рукой и ничего не отправлять».

Несколько раз письма шли совсем не туда, куда парень хотел: «Отправил резюме в какой-то штат, толком не глянув название. Кто ж знал, что штаты есть не только в Северной Америке, но еще и в Индии… Повезло, что отказали. Я к тому времени уже не понимал, куда собеседуюсь и чем компания занимается. На логотипе дохлый бобр — отлично, мне подходит».

Не платишь за квартиру — все равно не выселят

Неожиданно предложили работу в Берлине: стартап занимался доставкой свежих продуктов по Великобритании и искал front-end-разработчика. Заключили контракт — все, осталось собрать документы. Бюрократии оказалось много. Сергей претендовал на голубую карту (Blaue Karte EU). Это документ для квалифицированных специалистов — инженеров, программистов, врачей и так далее.

— Основное условие для ее получения — зарплата должна быть примерно 52 тысячи евро в год. Под все требования я подходил, но была одна загвоздка. Существует Anabin — это база данных других стран, чьи учебные заведения примерно эквивалентны по уровню образования немецким. Напомню, я веб-программист и компьютерный дизайнер — специальность новая, и ее не было в Anabin. Университет почему-то не добавил ее в список. Ну, я же лучший вуз страны закончил. Прихожу в визовый центр, говорю: «Есть отдельно веб-программист и отдельно дизайнер. А у меня смесь, но ее в перечне вашем нет». Отвечают: «Раз нет, то и разговора о голубой карте не будет». В посольстве предложили ехать без нее, но тогда жена не могла сразу поехать со мной. Пришлось такой вариант использовать.

Хватало и других проблем: немцам не понравился разный дизайн диплома и его копии, в деканате БГУ не сразу нашли нужные справки. С поиском жилья помогло релокационное агентство. Оно, говорит Сергей, решило массу проблем с переездом и на первых порах здорово помогало с любыми вопросами. Например, самому найти квартиру было бы слишком тяжело:

— Сдать жилье могут с мебелью. В чем проблема? Такие варианты всегда лимитированы по времени. А квартиры без мебели не ограничены по сроку сдачи. И если однажды перестанешь платить, тебя будут очень-очень долго выселять. Арендодатель побежит в полицию доказывать, что у тебя есть деньги, но платить не хочешь. Тебя просто не могут выселить, особенно зимой, хоть ты и должник. Поэтому немцы боятся непонятных арендаторов. Вторая проблема: мы привезли кота, и квартиру с мебелью никто не хотел сдавать. Здесь уже агентство не выдержало: «Вот тебе квартира — либо снимаешь ее, либо ищи сам».

Предложенное жилье пришлось снять за 920 евро в месяц с «коммуналкой». Вообще, квартира стоила чуть больше восьми сотен, но хозяйка потребовала плюс 75 евро ежемесячно за кота («Да, он в прямом смысле дорогой для нас»). Еще оказалось, что у немцев все идет очень неспешно, и за быстрое решение вопросов тоже надо платить:

— Хочешь подключить интернет? Не вопрос: оставляешь заявку, подписываешь договор, и недели через две-три придет мастер. Раньше никак. Но, конечно, у всех есть связи: благодаря хозяйке и еще 30 евро сверху за квартиру мы подключили интернет на следующий день. Скорость скачивания не космос — около 1,5 мегабайта в секунду.

Адаптация к новой жизни проходила с трудом: «Я слышал, что в Германии огромные штрафы, а как купить проездной, не знал — из Беларуси приехал, солома из носа еще торчит. Все страшно и непонятно. Каждый день километра четыре проходил туда-обратно». Другой проблемой стал язык. Сергей почти не знает немецкого. Как ни странно, это не мешает жизни в Германии, но в некоторых случаях он пригодился бы:

— Любой бытовой вопрос решается на английском. За исключением походов в государственные учреждения, банки, страховые компании. Там хорошо знают английский, но принципиально «нихт ферштейн». Они боятся, что тебе что-то неправильно скажут сделать. А ты потом в суд на специалиста подашь.

Айтишники не в тренде

Разочарование для белорусских айтишников: в Германии своей профессией и доходом вы никого, включая блондинистых немок, не удивите:

— Мне рассказывали, как казах знакомился с местной девушкой. Говорит, мол, я айтишник — намекая, что при деньгах и все такое. А она ему: «И че? Ты ж не врач». Это правда было мощно. Да, IT-специалисты зарабатывают на уровне людей из других сфер. Может, чуть больше, но не слишком.

Для примера: шел со знакомыми студентками из Ярославля возле их универа. На парковке стоит Porsche 911 — не новый, но все-таки «порш». Говорю им: «Ну у вас и студенты». Они: «Какие студенты? Это нашего препода!» А врач, да еще какой-нибудь нейрохирург и до кучи еще профессор — он, думаю, деньги из окна выбрасывает, потому что в доме не помещаются.

Страховка от «косяков» и больничный при усталости

Жизнь в Берлине обходится в приличную сумму: почти тысяча евро на квартиру, примерно 250 евро на продукты, около 150 на кафе и развлечения, порядка 80 на транспорт, еще сотни две на одежду и прочие покупки, плюс страховки. О них стоит сказать отдельно.

Во-первых, медицинская — она частично оплачивается работодателем. Точной суммы Сергей не знает, но по его подсчетам выходит около 700 евро в месяц. Зато человек может получить больничный за большую усталость на работе: «Врач выписывает бланк о нервном срыве. И все, ты неделю сидишь дома». Во-вторых, страховка на животное (17,5 евро в месяц) — коту нужно делать прививки, и они дорогие: «До 70 евро в год на вакцинацию и полный анлим на операции, включая последующий уход». В-третьих, две страховки на адвоката (19,8 евро): если понадобятся юридические услуги или возникнет спорный момент с работодателем, проблемы решит специалист.

В-четвертых, есть защита «от случайного идиотизма» (19,9 евро): «Открываешь дверь подъезда, ломаешь ключ, он застревает — придется менять и этот замок, и от мусорки, потому что они одинаковые. Плюс раздать всем жильцам новые ключи. Это обойдется примерно в две тысячи: замки копеечные, но работа мастера дорогая. Страховка такое покроет». Она же спасет при других случаях, когда вы что-то повредили. В-пятых, стоматология — пломбы, чистка и так далее.

Обычная медицинская страховка включает расходы только на то, что угрожает здоровью: «Допустим, развился пульпит, выступает гной — это полечат, но не более».

Такой набор Сергей называет необходимым минимумом, а в целом застраховать можно абсолютно все.

Парень уже успел поменять работу: проект не вышел на запланированный уровень, и инвесторы прекратили финансирование.

— Мне повезло: компания, которая отделилась от нашего маленького стартапа, позвала к себе. Она тоже занимается доставкой свежих продуктов. С едой, кстати, забавный случай был: немцы не готовят ссобойки, всегда ходят на обед в кафе. Однажды спросили, откуда у меня еда в контейнере. Говорю, что жена сделала. Они удивляются: «Стоп, так она же вчера тебе готовила». Ну да, отвечаю, жена каждый день еду собирает. Их просто порвало от осознания факта, что супруга может готовить мужу обеды постоянно. Да и немцы вообще к возрасту по-другому относятся. Если в Германии женился в двадцать — ты дурак. Здесь люди в 35—40 лет не думают о семье: мол, я еще молод, зачем?

Бабушка с татуировкой на лице — ничего странного

Различий в культуре и поведении людей Сергей за полтора года увидел немало, хоть и старается максимально стать «своим»:

— Неловких моментов хватало. Был ляп со словом «guys». Оно же не только для мужского пола, русский вариант — «ребята». И я в коллективе привык так обращаться. А потом на уровне руководства сообщают: давайте избегать слова «guys», потому что в команде еще и девушки есть, лучше используйте «team» или «teammates». Я им говорю, что по оксфордскому словарю оно подходит для обоих полов. Мне снова намекнули — просто не говори так, и все.

Общество реально повернуто на равных правах. Откроешь перед женщиной дверь — она спросит, мол, что ты себе позволяешь, я и сама могу. То же самое, если в транспорте место уступишь. И с женщинами обязательно за руку здороваются.

Сергей признается, что пришлось переламывать себя во многих моментах: часто возникают мысли вида «а что люди подумают?». Но у немцев этого вообще нет:

— Утром вышли в кафе позавтракать, смотрим — немка сидит в пижаме, уггах и пальто. А вот ей так удобно. Одежда чистая, ничего вызывающего во внешнем виде — значит, неуважения к окружающим нет. Да в метро здесь некоторые босиком ходят. Бабушка с татуировкой на все лицо — такое никого не удивит. Люди за удобство и комфорт. Девушки с мокрой головой сидят в транспорте — подумаешь, что здесь такого? Представь это в Минске, где за хлебом боятся ненакрашенными выйти. Поэтому здесь красивые бразильянки, россиянки, но не немки.

Дабы все слишком хорошо не звучало, напоследок просим Сергея составить топ насущных проблем. Вышло так:

  • Страшно медленная банковская система: «Транзакция замораживается на сутки. Если нужно перевести человеку деньги, они дойдут до него только завтра».
  • Бюрократия: «Я потратил 2,5 тысячи евро на документы для регистрации машины из Беларуси здесь. Сначала нужно заплатить за растаможку, а потом, когда повесишь немецкие номера, деньги вернут. Притом что по голубой карте мне вообще не нужно было бы ее растаможивать. В какой-то момент понял, что надо остановиться — автомобиль так и не зарегистрировал. Он здесь особо и не нужен: отличный транспорт, каршеринг. Так что продал машину в Беларуси».
  • Та самая толерантность: «На работу один бородатый чувак ходил в цветочной блузке и юбке в пол. И ты даже думать громко не можешь на эту тему. Чуть что скажешь — уволят моментом».
  • Медицина: «Она очень мощная и крутая, но часто бывает так: звонишь врачу (поликлиник нет) и жалуешься на сильную боль в, допустим, суставах. Ответа может быть два. Первый: „Я вас записал через два месяца. Держитесь, хорошего настроения“. Второй: „Мы не берем новых пациентов. Держитесь, всего хорошего“».

— Восторг есть? Пожалуй, нет. Нравится? Да, — завершает разговор Сергей. Возвращаться айтишник пока не планирует: говорит, уезжал не из-за денег (хотя здесь его доход вырос), а просто искал другое место для жизни. Наряду с Германией это могла быть и Мальта, и Швеция, и Польша, и еще какая угодно страна. Просто закрывшийся стартап оказался первым, кто предложил работу. Трудозатраты оказались приличными, но Сергей говорит, что раз переехал, то все окупилось.